Samstag, 17. Mai 2014

Белое опьянение

Белое опьянение
(По-немецки здесь игра слов "Rausch" = опьянение и "Rauschen" = шум водопада)
или Мечта. Анхель. Венесуэла


Cхема маршрута.
Обычно во время путешествия у меня в голове мелькают возможные зарисовки, наброски, строки и даже анекдоты, что потом очень помогает мне излагать свои истории в блоге. На этот раз такого не было. Поэтому я постараюсь оставаться как можно ближе просто к хронологии наших испытаний и переживаний, оставив «за кадром» субъективизм моих личных впечатлений. Одним словом, это даже не попытка на полноту изложения пережитого. Более того, из-за длительности этого путешествия, его яркой избыточности, досадных временных неудач, а также недостаточного опыта (не смотря на то, что хайлайном занимаюсь не первый год), я сегодня уже сам не могу с полной уверенностью сказать, что все было именно так.
Но, вот моя история…
Разминка на канате в селе Уруен.
Там вдали горит лес.
Я жил этой мечтой уже много лет, так как чуть ли не каждый хайлайнец хотя бы раз заглядывался на это исключительное место. Чтобы достичь его, нужно, якобы, много дней пробираться сквозь джунгли, постоянно опасаясь диких животных и индейцев, преодолеть невообразимые скалистые формации, испытать и одиночество и полную свободу вдалеке от каких-либо признаков цивилизации, и так далее, и тому подобное…
Имя этой мечты – водопад Анхель. Венесуэла.



Где-то в конце зимы 2013 г. Бернхард, как-бы невзначай, спросил меня, хотел ли бы я вместе с ним отправиться ТУДА(!). Общий план уже готов, осталось «утрясти детали»."Explora Treks" (что-то типа туристского агентства) поможет нам добраться до места назначения. Десятки раз они уже были на Тепуи и, самое главное, они – единственные, кто готов поддержать наш не совсем безопасный проект. Они позаботятся обо всех разрешениях (въезд с большой камерой, право на съёмку и даже спуск по канату рядом с водопадом – все это требует специального разрешения), договорятся о необходимом количестве носильщиков и т.д.
А вначале было весело.
Кроме того, нас будут сопровождать те же Алекс и Алек с кинокомпании "Перелом шеи и ноги - фильм", которые уже были с нами на альпийском пике "Mönchsbüffel" («Буйвол монаха», самый трудный хайлайнский проект нашей швейцарско-немецкой группы до экспедиции в Венесуэлу). Но когда я ещё услышал, что своё согласие на участие в экспедиции дал самый редко появляющийся из всех друзей-хайлайнцев Фабиан Руппрехт, то решение принял без колебаний. Через два месяца я лечу в Венесуэлу! А у меня даже заграничного паспорта ещё нет…



Место выхода Уруен с „сумасшедшим“ самолётом типа „Чессна”
Но за день до вылета я всё же держу его в своих руках! На руке ещё крепится пластырь после вакцинации против желтой лихорадки (лучше поздно, чем никогда), а на повестке оставшегося дня - череда пока еще нерешенных вопросов. К примеру: пушинка спальника теряет свою функцию при высокой влажности воздуха, значит надо красивенько перейти к синтетике. Тепло там на экваторе, но мы длительное время будем на высоте более 2000 м над уровнем моря. Будет там ночью +5? +10? +20? Дураком или «на коне» окажется тот, кто взял с собой длинные кальсоны? Мы не знаем.


Потрясли ботинки?
9 апреля, ещё до восхода солнца, - мы на ногах. Беспосадочный перелёт Франкфурт – Каракас - это десять с половиной часов «тромбоза», бесплатного пива, поиска удобного положения для сидения и знакомых фильмов на весьма маленьком мониторе.
Затем мы проводим больше часа в ожидании, прежде чем господа чиновники примут решение и посчитают нас достойными въезда в их страну. На багажной карусели обнаруживаем первую пропажу – исчез рюкзак Алека. Таким образом, все его личные вещи, а также большинство аккумуляторов для камер, - от-сут-ству-ют! К счастью, всё остальное - на месте .




На месте, также, наши руководители на период экспедиции: Генри (фотограф и самый опытный знаток Тепуи), Кевин и Альфредо, а также шеф Explora Treks - Густаво. С впечатляющей для южноамериканской обстановки скоростью и организацией мы мгновенно регистрируемся на полёт, меняем деньги, получаем первый инструктаж и вылетаем дальше - в Сьюдад-Боливар. Относительно немецкого времени - уже три часа ночи, соответствующим образом я себя и чувствую.

Вот так завтракают победители.
Успешно приземляемся. Выходим из небольшого аэропорта, усаживаемся в толстый Ленд Крузер и, с уложенным на его крышу багажом, мчимся через гетто в направлении гостиницы. Едим нашу первую три раза жареную жирную еду, а затем пытаемся, обливаясь потом, уснуть.

Нас ожидает ещё один перелёт. На маленькой Чессне мы должны добраться к пункту нашего старта - Уруену, маленькой индейской деревне где- то посреди абсолютного Нигде.



Быстро позавтракав жареными пирогами с фаршем и «сахаром с кофе» мы попадаем на очередную проверку безопасности перед полетом. На самом деле всё это делается больше для проформы, так как надо всего лишь пройти через сканер, который в абсолютно автономном режиме издаёт какие то звуковые сигналы, а наши личные вещи не удостаиваются чести получить свою порцию излучения. Но зато персонал имеет оч-чень важный вид (кроме тех моментов, когда производит манипуляции на своих мобильных телефонах )…

Первый раз в таком маленьком самолёте уже смешно по-своему. Неужели циферблаты приборов, в том числе стрелка спидометра, отпечатаны, вырезаны и приклеены? Почему у нас во время посадки в баке больше топлива, чем на взлёте? Для чего служат застежки-молнии, расположенные на потолке? О, и взлётно-посадочная полоса при взлёте так "весело" качается!


Взвешиваем и делим багаж.
Во время полёта очень шумно, но прекрасно. Сначала внизу видны городские крыши из гофрированного железа, потом мы летим над прерией. Всё меньше и меньше домов и дорог. Затем до горизонта начинается необитаемое пространство. Подобие степи , только ближе к рекам, которые всюду кроят территорию, растут деревья. Потом - озера. Иногда высоковольтная линия или полевая дорога тонкой ниткой разрезает местность. А из-за горизонта приближаются джунгли. То здесь, то там из зелёного моря выделяется единственное жёлтое или розовое дерево. Примерно через час полёта первая столовая гора возвышается перед нами. Как единственная возвышенность во всём пространстве она выглядит, кажется , немного не к месту…

Где-то на границе с Чехией.
(Это шутка автора, потому 
что скалы Эльбских Песчаниковых 
гор на немецко-чешской границе 
выглядят точно так же.)
Пилот направляет самолёт в облака и когда мы из них выныриваем, то впервые имеем возможность оценить размеры Тепуи. То, что выглядит на карте скорее как два маленьких ущелья, в действительности оказывается огромными долинами, в которых можно свободно парить. Стены чудовищны. Я никогда ещё не видел ничего подобногигантского. Не идут ни в какое сравнение ни маленький Вердон (во Франции), ни башни Метеоры (в Греции), с массивными, часто выступающими и остро нарезанными стенами высотой больше1000 м. Я не могу поверить что всё это - песчанник. Со своим красновато-чёрным цветом скалы выглядят как испанская известь. Слева, справа, спереди и сзади мы окружены скалами, которые невозможно окинуть одним взглядом. Вид вверх к горным вершинам полностью закрыт низко висящими облаками.

Мы пролетаем мимо водопада Сальто Анхель (Angel Fall) и с удивлением обнаруживаем, что мы... его не видим! В нём нет воды, или её так мало, что то небольшое количество просто распыляется вверху, так что она потом уже почти незаметна.
Значит, вот оно какое, место осуществления нашей МЕЧТЫ...

Мы продолжаем полёт и приближаемся к Уруену, маленькому одинокому селению типа индейской деревни.
В начале взлётно-посадочной полосы, фактически являющейся скошенной пашней, лежат обломки самолёта. Мы, к счастью, садимся удачно.

Kак ни странно, никто не попался на удочку этому "животному"
Следующие два дня мы проводим в ожидании багажа. Коротаем время в небольших вылазках и играх с абсолютно неизвестной нам восьминогой фауной среди такой же неизвестной нам флоры.



Наконец-то дан сигнал о предстартовой готовности: через 2 ч. должна появиться Cessna с остатками вещей Алека. А тем временем Фаби, при 40-градусной жаре (!), облачился в свой флис и жалуется на холод. Да-а, выглядит он неважно... Диагноз - солнечный удар.

Однако иного пути у нас нет,- надо двигаться дальше. Потерянные два дня уже спутали запланированный график. Итак, Фаби тащится вперёд, а у меня за спиной опять сверхнормативный багаж. Но, пообещали (и это уже радует), что этот этап особенно утомительным и длинным не будет. А мы, наивные, поверили...

Один из дорожных указателей.
После изматывающих метров набора высоты и «бесконечных» километров саванны, уже в полной темноте мы, наконец-то, прибываем в лагерь №1. А наши проводники ещё час тому назад обещали: "Да осталось минут двадцать!". Фаби (который лишь апатично-механически реагирует на всё происходящее) они оставили на дороге вместе с Алексом. Мы с Бернхардом возвращаемся за нашими друзьями, чтобы осветить им путь к лагерю по протоптанной в джунглях тропинке.

Быстро и скромно ужинаем, заправляем организм жидкостью и падаем в спальные мешки. Джетлаг ещё дает о себе знать.




русло реки
Утром двигаемся дальше. Впереди набор 1500 м высоты по труднопроходимой местности да ещё с тридцатью килограммами багажа за спиной. Кстати, нас сопровождают десять (!) носильщиков. Каждый из них оплачивается нами за 15 кг багажа, плюс их личные вещи. Тот, кто несёт вдвойне, зарабатывает также вдвойне. Некоторые этот шанс не упускают. Многим, наверняка, нет ещё и восемнадцати лет, никто из них сам не весит больше 70 килограмм. В это трудно поверить, но у них, почти у всех, на весь поход только «кроки» или резиновые сапоги. Мы считаем, что всё это, мягко говоря, не совсем правильно, но Альфредо смеётся: «Да эти индейцы - двужильные!»
И для индейцев (в майках марки Adidas и резиновых
сандалиях Crocs) это необычные дни.

Легендарные арепы
А дорога всё никак не заканчивается. Довольно часто приходится преодолевать большие участки с крутизной больше 30 градусов или подниматься по каменным ступеням высотой по пояс, не обходится и без особенно крутых ступеней, проходить которые возможно только с помощью основной веревки. И, главное, все это “удовольствие” весь день - на пустой желудок. После утренных ареп (кукурузные лепешки, обжаренные в жире, которыми мы завтракем чуть ли не каждый день и ласково называем „жирными Талерами“) с тунцом и плавленым сыром чеддер со странным химическим привкусом, мы ничем не «заправлялись». Тело сдаёт, я не могу выпить столько, сколько влаги уходит с потом. Мы почти на пределе физических сил.

Наконец нам всё-таки удаётся достигнуть пика Ayuan Tepui, 2400м над уровнем моря. Это место называется El Libertador и является монументальной конструкцией из трёх возвышающихся башен высотой до 100 метров, окружённых "лунной" породой.


Три дня в лагере №.2 на Эль Либертадор.
Следующие два дня мы больше не должны бежать, по плану у нас первый хайлайн между первой и средней башнями. Значит, слава Богу, всё движется к лучшему. Да не тут то было… Носильщики поставили нашу палатку, что, собственно, очень мило, но её расположили на единственном горбатом кусочке земли. Внутренняя палатка стоит косо и они, перед тем как её ставить, даже не удосужились убрать камни и палки. Кроме того, с ужином нам придётся подождать, а обещали антрекоты с картошкой. На наш “голодный” вопрос получаем ответ, что носильщики (дай им Бог здоровья ) ещё провизию не доставили. Ждём мы ещё 2-3 часа и едим, в конце концов, снова те же жирные талеры с тунцом. Так и будет продолжаться до конца похода, потому что с агентством был уговор о том, что пищей они будут снабжать нас… через носильщиков. Ну что же, углеводы тоже дело нужное…
 
1ое восхождение Кевина и Альфредо.
На следующее утро пришла расплата. Несколько часов я валяюсь на каремате и не очень успешно борюсь с тошнотой. К полудню ко мне присоединяется Фаби и, таким образом, мы уже дуэтом то потея, то стуча зубами от озноба, постоянно наполняем палатку своим тяжелым дыханием и громким нечленораздельным стоном. Плюс ко всему начинается дождь и мы понимаем, что у нашего венесуэльского домика есть отверстия для «проветривания» также и во внешней оболочке. Что тут ещё сказать? Мы уже не в состоянии сами себя защитить и что там творится за дверью меня совершенно не интересует. По крайней мере - до следующего дня. Должен ли я упоминать о том, что теперь дополнительно и по физиологическим причинам нам на этот раз тоже поесть было не суждено?.. (С этого момента я прекращаю говорить о еде, потому что в последующие дни не изменится ничего. АБСОЛЮТНО НИЧЕГО!)




Во время нашего вынужденного перерыва нашим гидам Альфредо и Кевину удаётся первое восхождение на переднюю башню. На это уходит полтора дня и оказывается гораздо сложнее, чем ожидалось. Мы там теряем столько времени, что отбрасываем старый план и тянем верёвку для хайлайна, всё же, из массива. Мы тянем верёвку от крохотного выступа над большой крышей на башне к глубже расположенной, защищенной от непогоды, маленькой пещере на массиве.
Миниатюрные 10
x10 шлямбуры в песчанике не вызывают особого доверия, но мы убедились, что они полностью удовлетворяют всем требованиям, и это неоднократно подтверждалось в будущем.


Фаби ходит быстро, чтобы не попасть в туман. 6:00 ч. утра, мы живём по ритму солнца.




Щас опять стошнит...
Поработали без ошибок и первый хайлайн установлен. Длинна - 38 м , высота - 80 м, потрясающий вид на весь наш трудный путь сюда и особенная магия джунглей… Мы ждём от Фаби хорошего начала, но, похоже, наше время ещё не началось. Весьма холодно, постоянно с высокой скоростью проносится и исчезает туман. Один проход с только одной загвоздкой посередине на сегодня остаётся его самым большим успехом, все остальные попытки оказываются неудачными.
Туман боится Бернхарда.
Потом - я. Обычно мне не трудно игнорировать услуги других, но было бы не плохо «заполучить» успешного Фаби перед собой.Мне также приходится поработать достаточно тяжело. Но, всё же, дрожа после многочисленних попыток, мне удаётся HM (один переход на другую сторону без падения) в тумане. Весьма слабым я кое-как возвращаюсь назад. Вчерашний день у нас ещё в памяти и немного стыдно, потому что хвастались мы перед нашими венесуэльскими товарищами: "Подумаешь, меньше 40 м! Это будет легко! Сделаем запросто OnSight (т. е. при первой попытке туда и обратно без падения)!" Ха-ха!
"Шангри-Ла " : 38 м длины и, 80 м высоты
Бернхард затем показывает, как выглядит здоровый человек, который и зимой занимался хайлайном. Одел свами (т. е. пояс в качестве очень простой страховки), и - вперёд! Сразу же - повторный ход. И ещё раз! И снова! И ещё раз с фокусами!!!
В конце концов мы снимаем верёвку на один день позже и инвестируем ещё один запасной день. Дело того стоит потому что Фаби, который хорошо выспался, проходит (в 6 часов утра, ещё перед завтраком) красиво и непринуждённо тоже свой FM (без падений туда и обратно).
Потом "вкусные" арепы (ну не могу не упомянуть о них) да водянистая овсянка и – вперёд: три дня к водопаду Анхель.

38 м длины и 80 м высоты. Соник с 10мм статической веревкой под ним, установлен на один крючок и френды. Этот хайлайн называется Shangri-La. Согласно Википедии это значит рай, фиктивное место. Наш гид Генри постоянно так говорил o местности Эль Либертадор.

Фотография прямая, палатки косые.

Местность захватывающе исключительна. Всё как на чужой планете. Почти каждое растение там эндемичное (обитает только здесь), песчаник принимает самые причудливые формы и через каждый час окружающая среда изменяется на 100%. Только-что ещё были плиты из песчаника, а то уже джунгли , а потом вдруг появляются разбросанные везде угловатые красновато-ржавые камни. Снова джунгли, но на этот раз они выглядят как гибрид песчанка у реки Эльбы и Парка юрского периода. Затем следуют „сказочное болото“, настоящее болото и "рисовые поля", т. е. желтовато-оранжевые (как и вся наша питьевая вода) реки, с удивительно плоским каменным дном.
Метеорологическая станция с
возможностю подзарядки USB


Заколдованный лес.


А мачете то у нас и не было...
На ночёвки останавливаемся просто на плоских незаросших местах. Мы идём каждый день по 6-8 часов. Соответственно карте к водопаду 60км по прямой. Мы уверены, что прошагали в два раза больше. Часто мы еле продвигаемся вперёд, с трудом пробиваемся сквозь заросли, на самом деле прямой дороги нет, нет ровного отрезка дороги, есть постоянное движение вверх-вниз…




А незадолго до финиша появляется еще одно, последнее препятствие: слева, справа, спереди и сзади, вверху и внизу, везде – сплошное «месиво» из корней. Иногда продвигаться вперёд удаётся только благодаря неожиданной даже для себя ловкости и нестандартному воображению.А иногда помогает просто грубая физическая сила.


Джунгли самые настоящие!
Одинокий без бара…“

Но этот «противник» также побеждён, и, как награда для нас, - лагерь у водопада Анхель. Каких-то 500 м по прямой нас разделяют с наивысшим водопадом Земли, идти приблизительно минут 25. Но мы уже не спешим, расслабляемся полностью, даём возможность отдохнуть нашим усталым мышцам и занимаемся лечением наших ран. Только операторы удивлены и даже немного разочарованы таким отсутствием интереса. А нам просто надо отдохнуть. Всё ещё впереди…
Ого!
Каково это чувствовать, что под ногами 800 м глубины?
Ночью впервые начинается настоящий дождь и усиливается ветер. Они и загоняют нас, всё же счастливых и широко улыбающихся, в постель.
Алек не боится рыбы-паразита ванделии.
На следующий день наступил долгожданный момент: мы стоим на краю скалы на высоте 1000 м и пристально всматриваемся в засасывающую глубину. Водопад ещё очень скуден, но и та вода, которой он наполнен, даёт ясное представление НАСКОЛЬКО он ВЫСОК. Примерно после ста метров полёта от воды в воздухе остаётся лишь облако прозрачной искрящейся пыли. Мы обсуждаем возможные места для хайлайна и, довольно быстро, останавливаемся на самом экспонируемом варианте на двух выдающихся блоках (извините за каламбурчик). Вопрос только в том, как туда добраться. Место крепления верёвки есть метрах в тридцати ниже нас, но очень мало вариантов туда спуститься.
Наши проводники тоже дороги не знают, даже они никогда там не были и не знают никого, кто бы там бывал. Таким образом, мы разделяемся на две группы и отправляемся разными маршрутами по заросшим мохом скалам. Тут прыжок, там камин, короткий траверс через два блока, опять камин, ещё прыжок и передо мной и Фаби появляется боулдерингский пейзаж в начальной точке водопада Сальто-Анхель. Спустя некоторое время Бернхард также достигает нижней части каньона и мы имеем возможность вблизи рассмотреть оба пункта фиксирования верёвки для хайлайна. 

Первый блок невероятно экспонирован, всюду что-то растёт и скалы мокрые. Кроме того, мы должны быть очень осторожны, потому что ещё не знаем, есть ли тут рыхлые участки.

Стартовая площадка для спуска на маленьком столике песчанка.
Путь ко второму блоку отмечен, пожалуй, самым большым сюрпризом всей нашей экспедиции: под скальным навесом Фаби совершенно неожиданно обнаруживает... развернутый стальной канат (!). Мы находим и другие поржавевшие куски каната, и металлический стержень длиной 6 м, и, своего рода, нагрудник с двумя круглыми скобками на передней панели. На второй точке крепления верёвки мы находим стальную постановку на якорь, которую вдальнейшем будем использовать для нашей собственной базы страховки. Это более чем красноречивое доказательство того, что мы не первые здесь внизу, или лучше сказать – наверху. Было уже перед нами восхождение на водопад Анхель! Но, к счастью, мы, всё-таки, здесь первые хайлайнцы. И мы всю дорогу сюда прошли пешком. И мы унесём всё своё оборудование с собой!

Смейся, всё-же над этим, дождевое личико!
Итоги разведки: напрягать непосредственно оба блока слишком опасно, так как второй блок минимум на одну треть торчит в воздухе. Если хотя бы один из блоков изменил свою позицию, мы бы вошли в историю виновниками экстремального "дня домино". Значит мы будем использовать один блок в качестве подставки для верёвки и за ним засверливать крепление в массивную стену. Другой блок будем использовать только для поворота верёвки, чтобы больше нагружать его вовнутрь. Возможности всё это сделать без сверления мы, к сожалению, не видим.




40 кг багажа на 60 кг массы тела = 30 € в день
Мы решаем идти за необходимым оборудованием и тут обнаруживается наша эпическая ошибка. Возвращаться по нашему с Фаби пути практически невозможно. Мы не волновались, так как планировали использовать путь, которым прошел Бернхард. Как оказалось, возвращаться по дороге Бернхарда тоже практически невозможно. Он, в свою очередь, не волновался, так как запланировал возвращаться нашим маршрутом.

Потихоньку начинает моросить. Мы стараемся выбраться из этого лабиринта с помощью прыгания, лазания и строительных лесов из человеческих тел, но наша освободительная акция оказывается довольно затяжной, да и завершение её не особо просматривается. И тут на выручку приходит Алекс-кинооператор, который незаметно следовал за нами, разведал, к счастью, обратный путь и теперь сверху «орёт» нам свои указания. 


 



Уставшие и голодные мы поднимаемся наверх. Снова и снова убеждаешься как изнурительно работать в состоянии постоянной самоконцентрации и под постоянной угрозой срыва. Но надо спешить, надо дорожить временем.

Мы закрепляем веревку для спуска вокруг выветренного скалистого гриба, высотой сантиметров пятнадцать, с дополнительной страховкой на кустарнике. ("Это был хороший куст, очень хороший, стабильный куст, о нём можно узнать только из Большой книги кустарников,` и мы не находились под угрозой ни секунды!" - сын позже объяснял маме, которая немножко сомневалась в надёжности растительного помощника для страховки). При этом замечаем, что моя 100-метровая статическая веревка покрыта какими-то блестящими пятнами и как-то затхло воняет. Оказывается, один из носильщиков таскал ее на солнце вместе со сливочным маслом... (Очередной анекдот да и только!) Нам ещё удаётся установить Backup и пробуравить сторону 1. Приближается закат, уже около 17 часов, пора уходить...




Второй день у водопада Сальто Анхель

Оно съело весь арахис! ВЕСЬ! А до этого кусок кокоса!
Завтрак был такой, что чуть не стошнило. Пришлось всё это проглотить наспех. А приготовлено было довольно странного вида блюдо из кукурузной каши с тунцом, вкус которого оказался ещё хуже, чем мы ожидали. Пищи осталось очень мало, надо ускорить темп работы!

Горная порода на стороне 2 здесь крайне дерьмовая, в отличие от её внешнего вида и вопреки накопленному нами опыту. Нигде не отыскать десяти квадратных сантиметров, где ухо бы ласкал такой приятный звук «пинг». Мы упрямо обстукиваем вокруг себя каждый сантиметр, пока не находим подходящее место в щели. Слава Богу, иначе у нас бы началась настоящая одиссея построения хайлайна.

Прямо посредине рабочего процесса начался сильный дождь. Мы вынуждены целый час ждать под навесом, наблюдая за тем, как постоянно растёт уровень воды. В темпе продолжаем работать дальше, ведь время для нас, как и еда, - дефицит.
У Алека, якобы, есть страх высоты.(Но во время съёмок это, почему-то, подтверждения не находило.)
Без ошибок и не останавливаясь мы продвигаемся вперёд. Когда Бернхард клеит последнюю ленту, дождь льёт уже не на шутку. Около четырёх часов мы ждём улучшения погоды под навесом, который уже стал для нас родным домом. Все больше воды проходит через блоки и потоки появляются там, где вчера их и в помине не было. Кроме того, шум от падающей воды становится все громче, все вокруг гудит, шумит и принуждает нас кричать, когда мы хотим что-нибудь сказать друг другу.
Надеемся, что в конечном итоге мы не выплеснемся из пещеры вместе с нашей скукой.

В ожидании автобуса
Так и не дождавшись до вечера улучшения погоды мы вынуждены возвращаться в лагерь. А здесь нас ожидает очередной неприятный сюрприз - промокшая до нитки наша с Фаби палатка. Полностью промокшая. Промокло всё: спальные мешки, одежда, записи, - всё, что не находилось в водонепроницаемой упаковке. Пол палатки имеет размер водяного столба величины «НУ НЕТУ ПОЛА ВООБЩЕ!».
И что это, такое красное, движется по воздуху?
Ночью холодно и сыро. Если сползаю с каремата, - оказываюсь в луже. Моя флисовая куртка служит подушкой, но больше напоминает мокрую собаку, которая не имеет ни малейшего желания отряхнуться, чтобы не расплескать крох с таким трудом аккумулированного тепла. К тому же, мы постепенно осознаём, что и это ещё не все испытания, приготовленные для нас. Вдобавок ко всему полноту картины дополняет многоголосый хор горластых вездесущих, прячущихся где только можно, лягушек, которые воспроизводят атмосферу настоящего беснующегося стадиона. Какой уж тут отдых... Утром последнего дня на Тепуи мы чувствуем себя как выжатые лимоны.
Сплошная облачность иногда прерывается короткими светлыми паузами. Некогда болтать, никаких отговорок, максимальная собранность, долой плохое настроение! Водопад за ночь вырос раза в два и превратился в настоящего мощного пенящегося монстра. Хотя путь, который нам придётся пройти, измеряется всего лишь двадцатью пятью метрами, но никто из нас еще никогда не переживал ничего подобного, эмоции зашкаливают.
Фаби, к счастью, имеет свою дополнительную жизнь
 (и не только на футболке )
Бернхард начинает. Из снаряжения – только свами. Вперёд! Все нервничают, напряжение нарастает... Есть! Сделано! Что тут ещё сказать: FM, OS! Радость Бернхарда огромна. Он больше всех работал над этим проектом, всегда и вопреки всему был высоко мотивирован и заслужено пожинает плоды своего труда. И сразу же ещё раз, - туда и обратно. И снова дождь...
Следующим идёт Фаби. К этому зрелищу добавить нечего – он здорово бежит по тонкой ниточке над бездной! Маленькая заминка в начале обратного пути, но он справляется и изящно балансирует к финишу. Для него рабочий день закончился. То, за чем он прибыл сюда, - сделано. Четырнадцать дней одиссеи для всего пятидесяти метров слэклайна... Несоизмеримо? А я люблю, когда делаются такие вещи!
Бернхард - проходя свой 20-й FM.
Теперь – моя очередь. Друзья отработали впечатляюще, для меня это одновременно и мотивация, и давление. Чёрт возьми, я нервничаю! Ощущения не такие, какие я переживал перед самым первым в моей жизни прохождением, но что-то подобное я чувствовал перед своим третьим-четвёртым хайлайном. Моё сердце неистовствует. Мои ноги ватные. Цепляю страховку и сам себя толкаю вперёд. Вот оно, это непередаваемое чувство огромного пространства подо мной! Что-то, то ли горячее, то ли холодное замирает в груди, пульс пробивает висок, надо успокоиться, надо успокоиться...

А картина подо мной и вправду выглядит совсем не плохо. Прикидываю высоту, - где-то примерно метров четыреста. Но, присмотревшись, замечаю, что это только огромный заросший уступ, который почти не выделяется на фоне джунглей. И глубина раза в два больше... Вызов принят, стартую!

Водопад бушует метрах в десяти слева и передвигает мой взгляд все время вправо. Ватерлайн и хайлайн в одном. Музыка в моих наушниках звучит на полную громкость, но всё, что я могу слышать, это - всёпоглощающий грохот воды. Это какое то белое опьянение...

Я концентрируюсь на этом грохоте и ... бегу. Дрожащими ногами, но без единой ошибки, перебираюсь на противоположную сторону (OS!). Более спокойными и уверенными шагами возвращаюсь обратно. Дело сделано!!! Вот теперь можно собираться домой!
Однако осталось ещё одно дело. Запланировано сделать аэрофотоснимки нашей «прогулки над бездной». Но самолёт (Cesna) ожидается только к трём часам пополудни, а ещё нет и одиннадцати. Грех не воспользоваться таким подарком! Бернхард проходит линию снова и снова, в очках и без них, в шапке, без шапки, фокус здесь, трюк там. Дайте же и мне! Пробегаю ещё 3 FM до тех пор, пока, наконец, не чувствую себя здесь на верху настолько свободно и безопасно, что могу спокойно осмотреться. Да, никогда ещё не стоило мне так дорого получить очередную порцию захватывающего дух пейзажа. Но ведь картинка того стоит!

Москитная пещера: Кто найдёт спальное место Бернхарда?
К сожалению всё чаще и чаще наши занятия прерывает дождь и непроницаемый туман, а после двух часов дня погода портится окончательно. Точно в 15 час. небо снова проясняется, но самолёт не может подняться в воздух из-за плохой погоды в Канайме. Мы ждём до 16 час., потом следуют полтора часа демонтажа линии и подъём по верёвке – назад в нашу мокрую палатку. Дождь снова не знает пощады ...
Едва только солнце пробивается сквозь пелену тумана на эту грешную землю, мы, моментально сбросив с себя остатки сна, как сумасшедшие копошимся снаружи, сортируем и складываем реквизит, сушим и проветриваем наши вещи. Высушить их не совсем удаётся, но, по крайней мере тело, хоть немного, согревается.

План дальнейших действий – спуск при помощи верёвки рядом с водопадом по крутым скалам. Так как носильщики нас дальше не сопровождают, то всё своё имущество мы должны унести отсюда сами. А это около сорока кг на брата, при том что два носильщика несут все палатки и кухонные принадлежности назад через джунгли.
Альфредо с 50 кг добавки на поясе.
Первые пять верёвок спуска чудесны. Частично свободновисящие, с прекрасным видом на водопад и изумительную долину, мы быстро движемся вниз. Закреплённый на поясе багаж свободно висит под нами. Дальше стена становится всё больше и больше заросшей, и, наконец, до такой степени, что мы уже скорее ползаем по вертикальным джунглям, нежели спускаемся по канату. Медленно передвигаемся друг за другом. Верёвки становятся всё грязнее и всё чаще запутываются в ветвях и корнях. Длина одной верёвки – 70-80 метров, и само подтягивание верёвки с набиванием в бурдюк, становится пыткой. С полудня нас опять настигает наш старый “друг” – дождь. Мы двигаемся слишком медленно и начинаем понимать, что мы “попали”: ожидается худший вариант развития событий, - наш план рушится и эту ночь мы вынуждены будем провести на стене.

Примерно на полпути есть большое плато с огромным навесом, это последнее досягаемое “спальное” место дня и мы останавливаемся там. Однако даже относительно ровной эту площадку не назовёшь, а нам ещё надо как-нибудь провести здесь около 5 часов светлого времени. Кстати, называется это место – “Москитная пещера”. С чего бы это?

Вот что значит „пространство для ног“.
Всё же в нашей ситуации есть и положительные стороны. Вот уже четырнадцать дней мы таскаем и бережём именно для тех (соответственно первоначальному плану) двух дней спуска по отвесу, неприкосновенный запас продовольствия. Надёжно упакованный в водонепроницаемые пакеты нас дисциплинированно ждёт колбасно-крекерно-батончиково-печенье-шоколадный арсенал. Но есть, всё же, и моменты не совсем положительные. К сожалению это только небольшие полуденные порции нашего рациона. Мы же рассчитывали, что завтрак и ужин нам обеспечат наши гиды, но вся еда уже израсходована. К тому же воду мы взяли с собой (ввиду изменения перед спуском первоначального плана) только на один запланированный день. То что, надо надеяться, не погубит нас, закалит нас.





Поднимаемся как можно раньше и продолжаем спуск. Всё ещё медленно, но всё же продвигаемся вниз. Позади семнадцать расстояний верёвки, впереди ещё довольно сложные участки с крутизной до 40 ̊. Двигаться становится всё тяжелее, мы на пределе собственных сил. Генри стошнило, Бернхарда шатает и он спускается в полной отрешённости. Думаю у него дегидратация и последние 50 мл воды получает именно он. Помогает на последующие 15 минут, должно же помочь...

Мы, несомненно, представляем собой довольно неприглядную картину, когда встречаем, наконец-то, первых туристов. Жирные, окутанные духами носители сандалий со своими сумочками и в чистеньких шортах, важно шествуют вверх к водопаду. А навстречу им с горы тащатся истощенные и воняющие “тепуинцы” с перегруженными 70-литровыми рюкзаками, в разорванной одежде и с отрешёнными лицами.
К реке, - где наше спасение и конец... физическим мукам !

Здесь мы полностью отдаёмся в руки гидов и индейцев, которые грузят нас в лодку и доставляют в Ислу Ратон, маленькую базу в джунглях. Закатываем праздничный пир, где пожираем все в таком количестве, что на время полностью теряем способность двигаться.

На полной скорости вперёд - назад к цивилизации
Удовлетворённые и умиротворённые мы снова садимся в лодку и берём курс на Канайму. Великолепные ощущения от такого путешествия. Просто сидишь, смотришь, наблюдаешь бег тапира, любуешься Тепуи снизу, машешь рукой встречающимся туристам и ... больше ни-че-го. Здесь окупается время, проведенное под дождём наверху, - река стала полноводной. Раньше на путь туда индейцы тратили три дня. Постоянно надо было останавливаться, выходить и нести или толкать лодку через мелководье. Теперь же всё проходимо и уже всего после четырёх часов пути мы достигаем нашего очередного временного пристанища.
Приводим себя в нормальное состояние. Прежде всего – с помощью колы.
Следует ещё сказать, что в последующие дни мы объедались так, что сами себя почти ненавидели, попали в несколько дорогих туристских ловушек и даже успели познакомиться с разнообразными интересными моментами венесуэльской жизни. Соорудили ещё дополнительный хайлайн, но об этом и о многом другом,– в одной из очередных статей блога.

В одном из туристских магазинов мы случайно наткнулись на почтовую (в единственном экземпляре) открытку, с помощью которой открыли для себя имя неизвестного канатоходца, следы которого обнаружили там, наверху. Зовут этого смельчака Мишель Менин (Michel Menin) и осуществил он свой проект в 1987 году. Тогда он пробежал по самому “высокогорному” проволочному канату в мире.

Да, ещё о том, что не должно остаться неотмеченным. Первое письменное упоминание проекта, реализованного нами, на европейском континенте (насколько мне известно) на самом деле сделал Ханнес. Еще 12 июня 2008 года (тогда ему было 15 лет) он выдвинул идею в форуме www.slackline.at. Кому-то известен более замечательный факт?

И, конечно, огромное спасибо всем участникам. Кому больше, кому меньше, но каждый был по-своему ценен и едва ли заменим.

Нет, это еще не завершение. Мы хотели бы побудить задуматься вот о чём. До сих пор среди хайлайнцев принято так, что первый, кто проходит линию, получает лавры первого покорителя. Однако, при реализации проекта типа нашего, такое определение лишено всякого смысла. Во время альпинистского восхождения или в горном походе важна вся связка и не важно, кто первым ступил на вершину. У всех заслуги одинаковые, и, тем самым, все – первые. Часто же позиция определяется посредством детской игры “бумага-камень-ножницы”... Основываясь на не совсем хороших примерах, рассказах и, в конечном счете, нелепых спорах на тему “Кого можно считать первым?” мы, осуществляя свои будущие проекты, выступаем как единая команда.

Вот вам наше прекрасное заключительное слово.


----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Послесловие к русскому переводу: Это действительно неоднозначное, особенное событие, когда наш сын первым из всей семьи побывал в Южной Америке, и не просто как турист, а как спортсмен-экстремал , участник настоящей экспедиции. Вот я и подумала, что возможно об этом было бы интересно узнать и нашим друзьям студенческих лет, с которыми мы с мужем (родители Гельмара) побывали в горных походах на Кавказе, в Крыму, в Карпатах, а также на незабываемых весёлых туристских слётах и соревнованиях. А учились мы в Киеве, в дружном международном студенческом сообществе, вместе с ребятами из всех областей Украины, других стран бывшего Союза, стран восточной Европы, представителями четырёх континентов мира. И языком обучения и общения для нас был русский.
Гельмар сам захотел получить этот перевод первого рассказа об экспедиции для своего блога. Я догадывалась, что в моём варианте перевода могут возникнуть определённые трудности для понимания русскоязычными читателями, поэтому благодарна нашему тернопольскому другу Владимиру Михалюку за его советы и поправки.
Надеюсь наш рассказ вам понравился. Желаю вам, прежде всего как мама и бабушка, чтобы молодёжь нашей планеты испытывала свою смелость и силу только в спортивных соревнованиях или экспедициях по неизвестным ещё местам, но ни-ког-да в кровавых разборках и войнах. Береги нас Бог!